Preview

Вопросы вирусологии

Расширенный поиск

Маркёры вирусного гепатита Е (Hepeviridae, Orthohepevirus, Orthohepevirus A )у импортированных низших обезьян Старого Света

https://doi.org/10.36233/0507-4088-34

Полный текст:

Аннотация

Введение. Вирусный гепатит Е – зооантропонозное заболевание, встречающиеся у людей и различных животных, в том числе у обезьян. Оно вызывается вирусом гепатита Е (ВГЕ) (Hepeviridae, Orthohepevirus: Orthohepevirus A), для которого на сегодняшний день описано 8 генотипов. Среди них штаммы генотипов 1 и 2 выделены от человека, 3 и 4 – от человека и животных, а 5–8 – только от животных. Основная опасность болезни заключается в том, что для вирусов 3, 4, 7 и 8 генотипических вариантов к настоящему времени доказана зоонозная передача человеку через заражённое мясо, кровь и молоко. Таким образом, возможно вовлечение обезьян в цепь передачи встречающегося у них ВГЕ.

Целью настоящей работы явилось изучение серологических и молекулярно-генетических маркёров вирусного гепатита Е у низших обезьян (мартышковые, Cercopithecoidea), импортированных в Адлерский приматологический центр из различных регионов мира (Танзания, Вьетнам, Маврикий).

Материал и методы. Образцы фекалий (n = 224) и сывороток крови (n = 395) от макак яванских (Macaca fascicularis) и зеленых мартышек вервет (Chlorocebus pygerythrus) изучены с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) и полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ПЦР-ОТ).

Результаты и обсуждение. Полученные данные свидетельствуют о высокой частоте (51,8%) обнаружения антител (АТ) класса G к ВГЕ среди 5 групп макак яванских, импортированных из Вьетнама, с преобладанием высокореактивных сывороток (84%). Обращает на себя внимание выявление АТ класса M у этих животных (10,4%) в одной из групп с большим количеством подобных сывороток (36,8%). Особую значимость представляет факт выделения в 2 группах макак яванских вирусной РНК (11,9 и 5,7%). Все выделенные от обезьян последовательности принадлежали к 4 генотипу ВГЕ.

Заключение. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что обезьяны (в частности, макаки яванские) могут служить естественным резервуаром ВГЕ генотипа 4 для человека. Это требует проведения в ряде ситуаций соответствующего комплекса противоэпидемических мероприятий.

Для цитирования:


Догадов Д.И., Корзая Л.И., Кюрегян К.К., Карлсен А.А., Михайлов М.И. Маркёры вирусного гепатита Е (Hepeviridae, Orthohepevirus, Orthohepevirus A )у импортированных низших обезьян Старого Света. Вопросы вирусологии. 2021;66(3):182-188. https://doi.org/10.36233/0507-4088-34

For citation:


Dogadov D.I., Korzaya L.I., Kyuregyan K.K., Karlsen A.A., Mikhailov M.I. Markers of viral hepatitis E (Hepeviridae, Orthohepevirus, Orthohepevirus A) in the imported Old World monkeys. Problems of Virology. 2021;66(3):182-188. (In Russ.) https://doi.org/10.36233/0507-4088-34

Введение

Вирусный гепатит (ВГ) E – острое высококонтагиозное заболевание, широко распространённое во многих тропических и субтропических странах, где регистрируется как в виде эпидемий, так и спорадически. Особенность его заключается в том, что среди всех наиболее известных ВГ (A, B, C, D, E, F и G) только гепатит Е является зоонозным и вызывает высокую смертность среди беременных женщин [1–4].

Возбудитель инфекции – ВГЕ относится к семейству Hepeviridae, роду Orthohepevirus, который, в свою очередь, включает 4 вида: инфицирующих птиц (Aves) (Orthohepevirus B); грызунов (Rodentia), землеройкообразных (Soricomorpha) и плотоядных (Carnivore) (Orthohepevirus C); летучих мышей (Microchiroptera) (Orthohepevirus D), а также вид Orthohepevirus A. Для последнего описано 8 генотипов, представители которых инфицируют человека (ВГЕ-1, -2, -3, -4 и 7) [5][6]; обезьян (Haplorhini) [7], кроликов (Orictolagus), мангустов (Herpestes) и оленей (Cervidae) (ВГЕ-3); свиней (Suidae) (ВГЕ-3 и 4); кабанов (Sus) (ВГЕ-3, -4, -5 и 6); яков (Bos) (ВГЕ-4) и верблюдов (Camelus) (ВГЕ-7 и 8) [5][6][8]. Вирион возбудителя – сферическая необолочечная частица размером ~27–34 нм. Вирусный геном представлен одноцепочечной (+)РНК длиной ~7,2 т.п.н. РНК состоит из коротких 5’- и 3’- нетранслируемых участков (untranslated regions, UTRs), образующих «шпилечные» структуры из ~58–68 п.н. соответственно, а также 3 частично перекрывающихся открытых рамок считывания (ОРС) [6][9][10].

Многие виды обезьян рода макак (макак резусы (Macaca rhesus; Macaca mulatta)); яванские (Macaca fascicularis), индийские (Macaca radiata), тайванские (Macaca cyclopis) и японские (Macaca fuscata) макаки; макаки лапундеры (Macaca nemestrina)) чувствительны к ВГЕ [11–16]. Однако несмотря на то, что у этих животных обнаружены антитела к возбудителю, к настоящему времени имеются только 2 работы, посвящённые генотипированию этого вируса у обезьян. Первая из них – публикация H. Yamamoto с соавт., в которой представлены данные о длительной персистенции ВГЕ-инфекции у японских макак с выделением патогена. Последовательность изолированного штамма была зарегистрирована в GenBank (№ JQ026407), а её филогенетический анализ показал принадлежность к 3 генотипу ВГЕ [7]. В другой работе F. Yang с соавт. описано выделение вируса 4 генотипа от 11 макак резусов (GenBank № LC428039–49) [17]. На сегодняшний день для штаммов с генотипическими вариантами 3, 4, 7 и 8 доказана зоонозная передача человеку через заражённое мясо, кровь и молоко. Поэтому обезьяны, поступающие из-за рубежа (особенно из мест естественного обитания), несмотря на удовлетворительный соматический статус, могут представлять опасность как для окружающих животных, так и для контактирующих с ними людей.

Кроме того, импортированные обезьяны могут быть подвержены вирусным заболеваниям, распространённым среди рождённых в питомнике животных. В связи с этим определение специфических маркёров вирусных инфекций у таких особей является важным и необходимым этапом в период их содержания на карантине [14][16].

Целью настоящей работы явилось изучение серологических и молекулярно-генетических маркёров ВГЕ у низших обезьян Старого Света (мартышковые, Cercopithecoidea), импортированных из различных регионов мира в Адлерский приматологический центр.

Материал и методы

Исследование проводилось на базе лаборатории инфекционных вирусов ФГБНУ «НИИ медицинской приматологии» Минобрнауки России (НИИ МП), а также лаборатории вирусных гепатитов ФГБНУ «НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова». В работе использованы сыворотки крови и фекальные образцы, собранные в период 2014–2018 гг. Всего исследовано 224 фекальных образца и 305 сывороток крови макак яванских, доставленных в питомник НИИ МП из вьетнамского питомника в 2015–2018 гг. Также подвергнуто исследованию 40 сывороток крови зеленых мартышек вервет (Chlorocebus pygerythrus), поступивших из мест естественного обитания (Танзания) в 2014 г., и 50 аналогичных сывороток макак яванских статуса SPF (specified pathogen free – свободные от специфицированной патогенной флоры) из Маврикия (2016 г.). Фекальные образцы собирали на 10, а сыворотки крови – на 23 сут после прибытия животных.

Антитела (АТ) к ВГЕ (анти-ВГЕ) определяли посредством иммуноферментного анализа (ИФА) с помощью коммерческих тест-систем «ДС-ИФА-АНТИHЕV-G» и «ДС-ИФА-АНТИ-HЕV-М» (НПО «Диагностические системы», Россия). Они неоднократно испытывались в сравнительном аспекте при изучении иммуноглобулинов обезьян и признаны наиболее подходящими для выявления у них анти-ВГЕ АТ. Кроме того, результаты определения показателя оптической плотности (ОП) при длине волны 450 нм (ОП450) биоматериала макак яванских SPF свидетельствуют о том, что различие значения критической ОП (ОПкрит) для человека и представителей этого вида незначительно и количество положительных образцов достоверно. Данные ИФА учитывали на спектрофотометре ImmunoChem-2100 («Интермедика Сервис», США); полученные величины выражали в единицах ОП450.

Выявление РНК ВГЕ проводили методом полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР) с вырожденными праймерами к участку открытой рамки считывания 2 (ОРС2) вируса. Использовали следующие олигонуклеотиды: внешняя пара праймеров – 5’-AAY TAT GCM CAG TAC CGG GTT-G-3’ (прямой) и 5’-CCC TTA TCC TGC TGA GCA
TTC TC-3’ (обратный); внутренняя пара – 5’-GTY ATG YTY TGC ATA CAT GGC T-3’ (прямой) и 5’-AGC CGA CGA AAT YAA TTC TGT C-3’ (обратный). Первый раунд ПЦР выполняли совмещённо с ОТ, условия реакции были следующими: 42 °С – 1 ч, далее 5 мин – 94 °С (денатурация и инактивация фермента обратной транскриптазы), затем 35 циклов: 94 °С – 30 с, 45 °С – 30 с, 72 °С – 45 с, финальная элонгация 72 °С – 7 мин. Условия для второго раунда ПЦР – 35 циклов: 94 °С – 30 с, 45 °С – 30 с, 72 °С – 45 с, финальная элонгация 72 °С – 7 мин. Полученные ПЦР-продукты, соответствующие ВГЕ, определяли в 1,5% агарозном геле в Трис-боратном электродном буфере (ТВЕ). Величина продукта амплификации для ВГЕ составляла 350 п.н. Для подтверждения специфичности детекции РНК возбудителя и последующего филогенетического анализа выявленных его вариантов осуществляли прямое секвенирование амплифицированных фрагментов вирусного генома. Продукт ПЦР размером 350 п.н. вырезали из геля и выделяли из агарозы при помощи набора QIA Quick Gel Extraction kit («Qiagen», Германия). Определение нуклеотидной последовательности фрагмента проводили на автоматическом секвенаторе 3500 Genetic Analyzer («Applied Biosystems», США) с использованием набора «Big Dye Terminator v3.1 Cycle Sequencing Kit» («ThermoFisher Scientific», США). Выравнивание всех нуклеотидных последовательностей ВГЕ выполняли с помощью программного обеспечения MEGA v7.0.18.

Полученные в результате экспериментов данные подвергали статистической обработке по общепринятым методикам в программе Microsoft Excel 2010. Обработка включала: определение средних показателей величин; вычисление среднего квадратического отклонения; расчёт 95% доверительного интервала (ДИ); выявление достоверности различий средних значений показателей в сравниваемых группах с применением точного теста χ(различия оценивали как достоверные при вероятности 95% – p ≤ 0,05).

Авторы подтверждают соблюдение институциональных и национальных стандартов по использованию лабораторных животных в соответствии с «Consensus Author Guidelines for Animal Use» (IAVES, 23 July 2010). Протокол исследования одобрен Этическим комитетом организации (Протокол № 135 от 25.05.2014).

Результаты

В таблице в сравнительном аспекте представлены суммарные данные, полученные при обследовании содержавшихся в карантине обезьян из различных регионов (Танзания, Маврикий, Вьетнам) на наличие маркёров ВГЕ-инфекции. Всего проверено 395 сывороток крови и 224 фекальных образца. Видно, что анти-ВГЕ класса G обнаружены у 40% животных, тогда как маркёры «свежей» (анти-ВГЕ IgМ) и острой (РНК вируса) инфекции определялись достоверно (p ≤ 0,05) реже (10,1 и 3,1% соответственно). Следует отметить, что индикаторы ВГ Е выявлены только среди импортированных из Вьетнама макак яванских, которые поступали в питомник отдельными партиями с 2015 по 2018 г. Всего обследовано 7 партий особей данного вида; серологические признаки ВГЕ-инфекции выявлены в 5 из 7 обследуемых групп. Анти-ВГЕ IgG обнаруживались с частотой от 45 до 68,5%, а средняя арифметическая величины реактивности положительных образцов была равной 1,377 ОП450. Доля высокореактивных сывороток (>1,000 ОП450) варьировала от 61 до 90% и в целом составила 84%.

Частота обнаружения маркёров вируса гепатита Е у обезьян, импортированных в питомник ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинской приматологии»
Detection of hepatitis E virus markers in monkeys imported into the apery of the FSBRI «Research Institute of Medical Primatology»


Примечание. * – число позитивных/число обследованных особей (% ± m); ** – среднее значение оптической плотности при длине волны 450 нм (ОП450) ± среднее арифметическое среднеквадратичного отклонения;ВГЕ – вирус гепатита Е; SPF – свободные от специфицированной патогенной флоры; н.и. – не исследованные.
Note. *number of positive/number of examined individuals (% ± m); ** mean value of optical density at 450 nm (OD450) ± arithmetic mean of standard deviation; HEV, hepatitis E virus; SPF, specified pathogen free; n.i. not investigated.

Частота выявления анти-ВГЕ IgМ была в 4 раза (10,1%) меньше (p ≤ 0,05) и также варьировала в группах от 7,5 до 43,2%. Высокореактивные сыворотки (в количестве 36,8%) обнаружены только у 1 партии животных, поступивших 11.05.2017. В остальных группах подобные сыворотки отсутствовали.

Особого внимания заслуживает факт выделения вирусной РНК, которая детектировалась в фекальных образцах 7 (3,1%) из 224 обследованных макак яванских (рисунок). Позитивные особи присутствовали в 2 группах обезьян, привезённых 11.05.2017 и 04.08.2017. В группе макак яванских, доставленных 11.05.2017, средний возраст составил 5,6 года (4,0–8,3). Анти-ВГЕ IgG имелись у 25 (56,8%), а анти-ВГЕ IgM – у 19 (43,2%) из 44 животных. РНК ВГЕ в этой группе детектирована у 2 (5,7%) из 35 особей. Средний возраст обезьян, импортированных 04.08.2017, был равен 1,7 года (0,7–2,6), а РНК вируса выявлена у 5 (11,9%) из 42 обследованных. Отсутствие проб сывороток крови в этой группе не позволило провести исследование на наличие серологических маркёров ВГЕ-инфекции.

ВГЕ-позитивные животные не имели каких-либо клинических симптомов заболевания и имели удовлетворительный общесоматический статус. Показатели общего анализа крови также были в пределах нормы.

На рисунке в качестве примера представлена электрофореграмма с результатами выявления РНК возбудителя у 3 макак яванских с номерами 44196 (образец № 2), 44217 (образец № 8) и 44226 (образец № 10).

Электрофореграмма с результатами выявления РНК вируса гепатита Е у обезьян, импортированных из Вьетнама.
К– контрольный отрицательный образец;
К+– контрольный положительный образец;
М – маркёры молекулярных масс (сверху вниз: 1500, 1000, 900, 800, 700, 500, 400, 300, 200, 100 пар нуклеотидов); 1–11 – исследуемые образцы.
Примечание. Положительные образцы от яванских макак: № 2 (44196), № 8 (44217) и № 10 (44226).
Electrophoregram with the results of hepatitis E virus RNA detection in monkeys imported from Vietnam.
К, negative control sample;
К+, positive control sample;
M, molecular weight markers (from top to bottom: 1500, 1000, 900, 800, 700, 500, 400, 300, 200, 100 base pairs); 1–11, tested samples.
Note. Positive samples from cynomolgus monkeys: # 2 (44196), # 8 (44217), and # 10 (44226).

Специфичность детекции РНК ВГЕ всех 7 положительных образцов подтверждена прямым секвенированием амплифицированных фрагментов ОРС1 и ОРС2 величиной 711 и 273 п.н. соответственно. Поиск гомологов заданной последовательности нуклеотидов BLAST (basic local alignment search tool) в базе данных NSBI (National Center for Biotechnology Information) подтвердил принадлежность данных образцов к участкам генома ВГЕ ОРС1 и ОРС2. Филогенетический анализ нуклеотидных фрагментов показал, что 7 последовательностей обнаруженных у обезьян ВГЕ принадлежат к 4 генотипу. Все последовательности вируса, выделенные от макак яванских, были депонированы в GenBank (№ MK604188–94 для ОРС1 и № MG387126–28, MG590378–81 для ОРС2).

Обсуждение

В настоящей работе нами охарактеризовано наличие серологических и молекулярно-генетических маркёров ВГЕ у обезьян, импортированных из Вьетнама. Полученные результаты свидетельствуют о высокой частоте (51,8%) обнаружения АТ класса G к ВГЕ-инфекции среди 5 обследованных групп животных. Вместе с тем IgM-антитела выявлялись достоверно (p ≤ 0,05) реже – у 10,1% особей. Это подтверждает литературные данные, согласно которым анти-ВГЕ обнаруживались только у представителей рода макак [7][17], а также результаты серологического мониторинга возбудителя среди обезьян Адлерского питомника, регулярно проводимого с 1999 г.; до настоящего времени автохтонных ВГЕ-изолятов не выявлено [14][18].

При изучении молекулярно-генетических маркёров ВГЕ-инфекции у 7 поступивших из Вьетнама макак яванских (3,1%) нами обнаружена РНК вируса, а все последовательности принадлежали к 4 генотипу. Согласно имеющейся информации это первый зарегистрированный случай инфекции, вызванной ВГЕ4, у особей рассматриваемого вида. Кроме того, все автохтонные последовательности вируса из России принадлежат к генотипу 3; единственный обнаруженный в РФ штамм ВГЕ-4 был импортирован с территории острова Корсика (Франция) в 2012 г. [19].

Ранее нами также проведён дополнительный филодинамический анализ, в соответствии с которым средний возраст вирусных последовательностей, выделенных от макак яванских, составил 5,2 года (ДИ 3,47–10,15). Это заставляет предположить, что ВГЕ-инфекция не явилась результатом распространения от одного источника инфекции, а, вероятнее всего, стабильно циркулирует среди представителей данного вида [20][21].

Заключение

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что обезьяны (в частности, макаки яванские) могут служить естественным резервуаром ВГЕ генотипа 4. Указанный факт требует присутствия эпидемиологической настороженности и проведения в ряде ситуаций (в том числе при содержании этих животных, импортированных из естественных мест обитания, в условиях питомника) соответствующего комплекса противоэпидемических мероприятий.

Список литературы

1. Bradley D.W. Enterically-transmitted non-A, non-B hepatitis. Br. Med. Bull. 1990; 46(2): 442–61. https://doi.org/10.1093/ oxfordjournals.bmb.a072409

2. Matsuda H., Okada K., Takahashi K., Mishiro S. Severe hepatitis E virus infection after ingestion of uncooked liver from a wild boar. J. Infect. Dis. 2003; 188(6): 944. https://doi.org/10.1086/378074

3. Spina A., Lenglet A., Beversluis D., de Jong M., Vernier L., Spencer C., et al. A large outbreak of Hepatitis E virus genotype 1 infection in an urban setting in Chad likely linked to household level transmission factors, 2016–2017. PLoS One. 2017; 12(11): 1–12. https://doi. org/10.1371/journal.pone.0188240

4. Wang Y., Ling R., Erker J.C., Zhang H., Li H., Desai S., et al. A divergent genotype of hepatitis E virus in Chinese patients with acute hepatitis. J. Gen. Virol. 1999; 80(1): 169–77. https://doi. org/10.1099/0022-1317-80-1-169

5. Smith D.B., Simmonds P., Izopet J., Oliveira-Filho E.F., Ulrich R.G., Johne R., et al. Proposed reference sequences for hepatitis E virus subtypes. J. Gen. Virol. 2016; 97(3): 537–42. https://doi. org/10.1099/jgv.0.000393

6. Nan Y., Zhang Y.J. Molecular biology and infection of Hepatitis E virus. Front. Microbiol. 2016; (7): 1419. https://doi.org/10.3389/ fmicb.2016.01419

7. Yamamoto H., Suzuki J., Matsuda A., Ishida T., Ami Y., Suzaki Y., et al. Hepatitis E Virus Outbreak in Monkey Facility, Japan. Emerg. Infect. Dis. 2012; 18(12): 2032–4. https://doi.org/10.3201/eid1812.120884

8. Sridhar S., Teng J.L.L., Chiu T.H., Lau S.K.P., Woo P.C.Y. Hepatitis E virus genotypes and evolution: emergence of camel hepatitis E variants. Int. J. Mol. Sci. 2017; 18(4): 1–19. https://doi.org/10.3390/ ijms18040869

9. Mushahwar I.K. Hepatitis E virus: molecular virology, clinical features, diagnosis, transmission, epidemiology, and prevention. J. Med. Virol. 2008; 80(4): 646–58. https://doi.org/10.1002/jmv.21116

10. Guu T.S.Y., Liub Z., Ye Q., Mata D.A., Li K., Yin C., et al. Structure of the hepatitis E virus-like particle suggests mechanisms for virus assembly and receptor binding. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2009; 106(31): 12992–7. https://doi.org/10.1073/pnas.0904848106

11. Hirano M., Ding X., Li T.C., Takeda N., Kawabata H., Koizumi N., et al. Evidence for widespread infection of hepatitis E virus among wild rats in Japan. Hepatol. Res. 2003; 27(1): 1–5. https://doi. org/10.3201/eid1808.120070

12. Purcell R.H., Emerson S.U. Animal models of hepatitis A and E. ILAR J. 2001; 42(2): 161–77. https://doi.org/10.1101/cshperspect.a031815

13. Yamamoto H., Li T.C., Koshimoto C., Ito K., Kita M., Miyashita N., et al. Serological evidence for hepatitis E virus infection in laboratory monkeys and pigs in animal facilities in Japan. Exp. Anim. 2008; 57(4): 367–76. https://doi.org/10.1538/expanim.57.367

14. Корзая Л.И., Кебурия В.В., Догадов Д.И., Лапин Б.А., Кюрегян К.К., Михайлов М.И. Маркёры гепатита Е у населения Большого Сочи и обезьян Адлерского приматологического центра. Вопросы вирусологии. 2016; 61(4): 176–80. https://doi. org/10.18821/0507-4088-2016-61-4-176-180

15. Huang F., Yu W., Hua X., Jing S., Zeng W., He Z. Seroepidemiology and molecular characterization of Hepatitis E virus in Macaca Mulatta from a village in Yunnan, China, where infection with this virus is endemic. Hepat. Mon. 2011; 11(9): 745–9. https://doi. org/10.5812/kowsar.1735143X.730

16. Корзая Л.И., Лапин Б.А., Кебурия В.В., Лазарева И.Я. Частота выявления антител к вирусу гепатита Е у обслуживающего персонала и у макак Адлерского питомника обезьян. Вопросы вирусологии. 2007; 52(1): 36–40.

17. Yang F., Duan S., Guo Y., Li Y., Yoshizaki S., Takeda N., et al. Current status of hepatitis E virus infection at a rhesus monkey farm in China. Vet. Microbiol. 2019; 230: 244–8. https://doi. org/10.1016/j.vetmic.2019.01.021

18. Корзая Л.И., Кебурия В.В., Гончаренко А.М., Догадов Д.И., Лапин Б.А. Маркёры вирусных инфекций у лабораторных приматов. В кн.: Материалы второй международной научной конференции «Фундаментальные и прикладные аспекты медицинской приматологии». Сочи; 2011: 79–88.

19. Михайлов М.И., Малинникова Е.Ю., Кюрегян К.К., Исаева О.В. Случай завоза вируса гепатита Е 4 генотипа в Россию. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2016; 93(3): 64–9. https://doi.org/10.36233/0372-9311-2016-3-64-69

20. Dogadov D.I., Korzaya L.I., Kyuregyan K.K., Karlsen A.A., Kichatova V.S., Potemkin I.A., et al. Natural infection of captive cynomolgus monkeys (Macaca fascicularis) with hepatitis E virus genotype 4. Arch. Virol. 2019; 164(10): 2515–8. https://doi. org/10.1007/s00705-019-04337-3

21. Михайлов М.И., Кюрегян К.К., Малинникова Е.Ю., Исаева О.В., Карлсен А.А., Потёмкин И.А., и др. Вирусные гепатиты: прогнозы и проблемы. Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2019; 9(1): 71–80. https://doi.org/10.18565/ epidem.2019.9.1.71-80


Об авторах

Д. И. Догадов
ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинской приматологии» Министерства науки и высшего образования (Минобрнауки) России
Россия

Догадов Дмитрий Игоревич, канд. биол. наук, старший научный сотрудник лаборатории инфекционных вирусов.

354376, Сочи



Л. И. Корзая
ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинской приматологии» Министерства науки и высшего образования (Минобрнауки) России
Россия

354376, Сочи



К. К. Кюрегян
ФГБНУ «Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова»; ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России
Россия

105064, Москва
125993, Москва



А. А. Карлсен
ФГБНУ «Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова»; ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России
Россия

105064, Москва
125993, Москва



М. И. Михайлов
ФГБНУ «Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова»; ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России
Россия

105064, Москва
125993, Москва



Для цитирования:


Догадов Д.И., Корзая Л.И., Кюрегян К.К., Карлсен А.А., Михайлов М.И. Маркёры вирусного гепатита Е (Hepeviridae, Orthohepevirus, Orthohepevirus A )у импортированных низших обезьян Старого Света. Вопросы вирусологии. 2021;66(3):182-188. https://doi.org/10.36233/0507-4088-34

For citation:


Dogadov D.I., Korzaya L.I., Kyuregyan K.K., Karlsen A.A., Mikhailov M.I. Markers of viral hepatitis E (Hepeviridae, Orthohepevirus, Orthohepevirus A) in the imported Old World monkeys. Problems of Virology. 2021;66(3):182-188. (In Russ.) https://doi.org/10.36233/0507-4088-34

Просмотров: 135


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0507-4088 (Print)
ISSN 2411-2097 (Online)